Образ Татьяны Лариной в романе «Евгений Онегин»

obraz-tatiany-larinoj

«Евгений Онегин». Глава 5.

Если рассказчик «всегда рад заметить разность» между собой и Онегиным, если он слегка посмеивается над Ленским, то Татьяна Ларина воспринимается рассказчиком как лицо бесконечно родственное и духовно близкое. Не случайно ее одну автор называет, временами, краткой формой имени — «Таня». (Ее сестра тоже иногда зовется «Олинькой», но этот уменьшительный вариант звучит скорее иронически).

Попробуем разобраться, почему так мила она автору?
 
 

Русская укорененность Татьяны

Татьяна родом из деревни, и не случайно – ведь она «русская душою». Впервые героиня появляется во 2 главе, эпиграфом к которой не случайно стоят восклицания: «О деревня!», «О Русь!».

Здесь будет показана не новомодная Россия, в противовес первой главе произведения, а все старинное. Ведь «Русь» – это слово обозначает именно деревенскую, народную Русь, ту, что хранит старинные устои, в противовес более современной России, подверженной влиянию Запада (эту вторую часть России передают Онегин и Ленский).

Имя Татьяны также выбрано потому, что «с ним (…) неразлучно  Воспоминанье старины».

Фамилия героини – тоже простая и «русская» по звучанию. «Ларины» – отсылает к старинному русскому слову «ларь». Эта большая, крепкая вещь относится к старорусскому укладу, к древнерусскому дому, символизирует хранение родового «добра», родовых традиционных вещей.

Не случаен и тот факт, что вся городская родня Тани – в Москве, а не в Петербурге. Именно из Москвы приехали когда-то ее родители. Москва символизирует исконно русскую часть России, в сравнении с более открытым Европе Петербургом.

 
Любовь к природе

Героиня, выросшая в селе, крепко связана с русской природой. В романе много отрывков, где красота природы передается глазами главной героини:

Татьяна (русская душою,
Сама не зная, почему)
С ее холодною красою
Любила русскую зиму…

О родной природе Таня вспоминает и в 8 главе. Весь блеск света она готова отдать «за полку книг, за дикий сад»,

За наше бедное жилище,
За те места, где в первый раз,
Онегин, встретила я вас,

Да за смиренное кладбище,

Где нынче крест и тень ветвей

Над бедной нянею моей...
 
 

Примечательна эта особенная привязанность к крепостной няне, которая роднит героиню с личностью самого Пушкина.

 

Душой близка к народу

Татьяна близка к простому народу и своей суеверностью. И эта черта, кстати, была в полной мере свойственна самому Пушкину:

Татьяна верила преданьям
Простонародной старины,
И снам, и карточным гаданьям,

И предсказаниям луны.

Ее тревожили приметы (…)
 
 

Романтизм Татьяны

 

Если в романе есть романтический персонаж, то это не Ленский, а именно Татьяна. Она — единственный образ в произведении, который представляет по-настоящему романтические черты.

Это и романтическое одиночество в окружающем мире (словно чужой ребенок в своей родной семье, антитеза своей милой, приземленной сестре), и романтическая исключительность (не может общаться с окружающими ее обыкновенными людьми, имеет скрытые, таинственные раздумья и мечты).

Это и любовь ко всему фантастическому, чрезвычайному Это и готовность очертя голову броситься в омут всепоглощающей любви, пожертвовав собой, не моргнув даже глазом. Ведь, когда она пишет письмо Онегину, то готова на полное забытье своей репутации.

Татьяна живет сердечными идеалами, причем это ее проживание — глубокое, настоящее, пожизненное, если так можно выразиться. В отличие от восторженной мечтательности Ленского, которая вполне имела шанс исчезнуть сразу после женитьбы, как замечает сам автор.

 

Литературность (начитанность)

Героиня насквозь пропитана романами, которыми она живет. Чувство Татьяны очень литературно, полно ее воображения и вымысла. В этом она очень близка поэту Ленскому, который также живет больше воображением, чем реальностью. Но в чем отличие ее начитанности и иллюзий от начитанности и иллюзий Ленского?

Читает она примерно тех же авторов, что Ленский, хотя менее образованна, чем он. Пушкин перечисляет героев, истории которых Таня перечитывает после встречи с Евгением: Юлия, или новая Элоиза Руссо, Вертер Гете, Грандисон Ричардсона.

И Вертер, мученик мятежный,
И бесподобный Грандисон,
Который нам наводит сон, —
Все для мечтательницы нежной
В единый образ облеклись,
В одном Онегине слились.
 
 Итак, Татьяна тоже влюбилась в вымышленный образ. Она видит в Онегине своих любимых героев, также как Ленский видит в Ольге то, чего в ней нет (большую душу). Автор иронизирует здесь, но гораздо более мягко, чем в случае с Ленским.

Отношение Пушкина к ее влюбленности совсем иное, чем к любви Ленского. Автор проживает ее чувство словно вместе с ней:

 
Татьяна, милая Татьяна!
С тобой теперь я слезы лью;
Ты в руки модного тирана
Уж отдала судьбу свою.
 
 А ее письмо вызывает не насмешку (как было над стихами Ленского к Ольге), а наоборот, абсолютный пиетет:
Письмо Татьяны предо мною;
Его я свято берегу,
Читаю с тайною тоскою
И начитаться не могу.
 
 Почему же девичье чувство вызывает у Пушкина больше умиления и сочувствия, чем восторженная страсть юноши?

Татьяна больше переживает внутри себя, не стараясь показать всему миру, как она глубока и поэтична. Наоборот, она страшится открыть любовь посторонним, что выдает глубину самого чувства.

Ленский же словно немного красуется в своем чувстве, он ищет собеседника, чтобы постоянно «болтать» с ним об одном и том же. Поэтому его любовь показана в несколько пародийном ключе.

 

Безмолвность, скрытность

 
Итак, свое кипение чувств, в отличие от Ленского, Татьяна хранит в скрытом от глаз внутреннем ларце души. Она была такой и в детстве, в семье, останется такой и в свете. В строфе 47 седьмой главы: «младые грации Москвы» поверяют Татьяне свои «сердечны тайны» и ждут от нее  того же.
 
Но Таня, точно как во сне,
Их речи слышит без участья,
(…)
И тайну сердца своего,
Заветный клад и слез и счастья,
Хранит безмолвно между тем
И им не делится ни с кем.
 

Это романтические черты Татьяны, которые роднят ее с другими романтическими героями: с главным персонажем «Мцыри» (1839) и с лирическим героем стихотворения Тютчева «Silentium»(1830). Лермонтов в этом смысле вполне мог испытать влияние как Пушкина, так и Тютчева.

 

Привлекательность, которая не во внешности

Татьяна обладает внутренней силой, которая приковывает к себе взгляд, но не поверхностных людей, а лишь людей внимательных и проницательных. Таким отчасти был и Евгений, не случайно он отметил, что на месте Ленского выбрал бы Татьяну, не Ольгу. Таким был и генерал, выбравший Татьяну в жены, и не прогадавший.

Татьяна окружена в обществе особым ореолом восхищения : «Никто б не мог ее прекрасной Назвать», но в ней есть то, что больше всего ценится в высшем свете — comme il faut, то есть внутренний аристократизм во всем, полное отсутствие вульгарности.

Однако и этого было бы еще недостаточно, чтобы, как Татьяна, притягивать к себе взоры даже рядом с самыми красивыми дамами. В ней есть некая изюминка, которая заключается в особой внутренней энергии:

Беспечной прелестью мила,
Она сидела у стола
С блестящей Ниной Воронскою,
Сей Клеопатрою Невы;
И верно б согласились вы,
Что Нина мраморной красою
Затмить соседку не могла,
Хоть ослепительна была.
 

Она меньше всего ставит себе целью привлекать чье-то внимание, заслужить чье-то одобрение, и именно этой своей скромностью и достоинством она так привлекательна:

 
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Всё тихо, просто было в ней (...)
 

Татьяна — идеал женщины

Подведем итоги. Татьяна — «милый идеал» Пушкина, поэтому он еще не раз повторит некоторые ее черты в других своих любимых героинях.

В его последнем прозаическом произведении «Капитанская дочка» (1837) Марья Ивановна Миронова столь же скромна и естественна, и столь же обаятельна при ничем не примечательной внешности. Она одинаково спокойно и с достоинством держится и перед простым человеком, и перед императрицей. Такова же и Татьяна Ларина, одинаково тихая и простая как в кругу семьи, так и в высшем свете.

И самое главное их качество — культурная принадлежность старине, верность старинным принципам морали, представляющим собой не что иное, как внутренние законы души. Маша Миронова не могла пойти замуж без родительского благословения. Татьяна же, хоть и более безумная в своей юной любви, позже взрослеет. Она верна однажды данному слову и не способна предать своего мужа.

В этом на нее похожа и героиня романа «Дубровский»(1833), Мария Кирилловна Троекурова.

Особенность же образа Татьяны Лариной в том, что она – единственная героиня во всем романе «Евгений Онегин», которая показана автором с таким трепетом, с такой безусловной любовью и, что немаловажно, с таким уважением. Больше ни один персонаж не заслужил такого отношения автора. Именно поэтому ее образ в произведении — столь яркий и незабываемый.

 
 
 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я согласен с политикой конфиденциальности и и с пользовательским соглашением