Главные герои повести «Капитанская дочка»

 

Главные герои повести — это наиболее яркие, центральные фигуры для сюжета произведения: рассказчик Петр Андреевич Гринев, его невеста Марья Ивановна Миронова и Емельян Пугачев, предводитель восстания крестьян и казаков 1773—1775 годов.

Петр Гринев

Главный герой и рассказчик в повествовании – Петр Андреевич Гринев. Повесть охватывает несколько лет его жизни, от состояния наивного недоросля до человека, с честью перенесшего трудные жизненные испытания.

В начале повести мы немногое знаем о Петруше, но замечаем, что он не капризен (не своеволен) и строгого воспитания. Так, спорить с отцом для него дело немыслимое ни при каких обстоятельствах:

Итак, все мои блестящие надежды рушились! Вместо веселой петербургской жизни ожидала меня скука в стороне глухой и отдаленной. Служба, о которой за минуту думал я с таким восторгом, показалась мне тяжким несчастием. Но спорить было нечего. 

В первых четырех главах повести ( в противоположность остальным) характер Гринева показан достаточно реалистично. Мы видим, как он наивен и безответственен, как напивается и проигрывает большую сумму, как грубит своему верному «дядьке».

Но по мере продвижения вглубь повествования мы будем все больше узнавать о положительных чертах характера героя. Прибыв на постоялый двор, Гринев не забывает первым делом спросить, где их вожатый, который спас их от степного бурана. Это говорит о благодарной, признательной натуре Петра:

— Где же вожатый? — спросил я у Савельича .
«Здесь, ваше благородие», — отвечал мне голос сверху. Я взглянул на полати и увидел черную бороду и два сверкающие глаза. «Что, брат, прозяб?» — «Как не прозябнуть в одном худеньком армяке! Был тулуп, да что греха таить? заложил вечор у целовальника: мороз показался не велик». 

 

Итак, Петр интересуется тем, прозяб ли их вожатый. Это говорит о его неравнодушном и внимательном отношении к другим людям. Ответ «мужичка» сообщил главному герою о том, что денег у их вожатого немного, ведь даже свой тулуп в самом начале зимы он заложил накануне в кабаке, оставшись в одном прохудившемся шерстяном кафтане. Поэтому Петр приглашает его выпить чаю, который кажется и ему самому таким необходимым после мороза. Так мы понимаем, что Петр не эгоистичен и радушен. Наутро же, когда прошел буран, уезжая, Гринев снова желает отблагодарить на прощание своего вожатого. Его искренняя признательность и неравнодушие к чужому положению подкупают нас. Молодой человек не может спокойно видеть, что «мужичок» одет плоховато для зимней поры:

 

Я позвал вожатого, благодарил за оказанную помочь и велел Савельичу дать ему полтину на водку. Савельич нахмурился. «Полтину на водку! — сказал он, — за что это? За то, что ты же изволил подвезти его к постоялому двору? Воля твоя, сударь: нет у нас лишних полтин. Всякому давать на водку, так самому скоро придется голодать». Я не мог спорить с Савельичем. Деньги, по моему обещанию, находились в полном его распоряжении. Мне было досадно, однако ж, что не мог отблагодарить человека, выручившего меня если не из беды, то по крайней мере из очень неприятного положения. «Хорошо, — сказал я хладнокровно, — если не хочешь дать полтину, то вынь ему что-нибудь из моего платья. Он одет слишком легко. Дай ему мой заячий тулуп».

 

В следующий раз мы замечаем благородный, сострадательный характер Гринева во время его первого обеда в семье коменданта Миронова:

Василиса Егоровна не умолкала ни на минуту и осыпала меня вопросами: кто мои родители, живы ли они, где живут и каково их состояние? Услыша, что у батюшки триста душ крестьян, «легко ли! — сказала она, — ведь есть же на свете богатые люди! А у нас, мой батюшка, всего-то душ одна девка Палашка; да слава богу, живем помаленьку. Одна беда: Маша; девка на выданье, а какое у ней приданое? частый гребень, да веник, да алтын денег (прости бог!), с чем в баню сходить. Хорошо, коли найдется добрый человек; а то сиди себе в девках вековечной невестою». Я взглянул на Марью Ивановну; она вся покраснела, и даже слезы капнули на ее тарелку. Мне стало жаль ее, и я спешил переменить разговор.

Итак, у героя есть замечательные врожденные качества души, благодаря которым он и приобретет верных друзей (в их числе — Пугачев и Маша Миронова).

Но кроме того, он развивается, меняя себя к лучшему и  в других отношениях. В главе 4 «Поединок» мы видим, что у героя впервые в жизни пробуждается охота к усидчивым учебным занятиям, возможно потому, что незаметно для себя он взрослеет:

У Швабрина было несколько французских книг. Я стал читать, и во мне пробудилась охота к литературе. По утрам я читал, упражнялся в переводах, а иногда и в сочинении стихов. 

Итак, видимо, отец Гринева не ошибся, послав своего сына в глушь, поскольку Петр явно меняется в лучшую сторону. Из лоботряса, лишь гоняющего по голубятням, он становится внимательным читателем и поэтом.

Но для нас еще главнее, что он добр. Гринев наивен и простодушен, простив Швабрина после его выздоровления от раны:

Со Швабриным я помирился в первые дни моего выздоровления. (...) Я слишком был счастлив, чтоб хранить в сердце чувство неприязненное. Я стал просить за Швабрина, и добрый комендант, с согласия своей супруги, решился его освободить. Швабрин пришел ко мне; он изъявил глубокое сожаление о том, что случилось между нами; признался, что был кругом виноват, и просил меня забыть о прошедшем. Будучи от природы не злопамятен, я искренно простил ему и нашу ссору и рану, мною от него полученную. В клевете его видел я досаду оскорбленного самолюбия и отвергнутой любви и великодушно извинял своего несчастного соперника.

Начиная с глав, где Гринев приезжает в Белогорскую крепость, характер его несет отпечаток романтической традиции, в большей степени чем реалистической, поскольку отныне мы практически не увидим недостатков в этом герое: он идеален, классический рыцарь без страха и упрека. Причем переход от взбалмошного и несерьезного ребенка первых глав (реализм в образе) к идеальному герою (романтизм в образе) происходит внезапно. Так, накануне приступа крепости Гринев чувствует все, что угодно, но только не малодушие и не страх:

Я чувствовал в себе великую перемену: волнение души моей было мне гораздо менее тягостно, нежели то уныние, в котором еще недавно был я погружен. С грустию разлуки сливались во мне и неясные, но сладостные надежды, и нетерпеливое ожидание опасностей, и чувства благородного честолюбия. 

 

В главе 8 «Незваный гость» показана ключевая сцена, в которой Гринев показывает свое геройское, доблестное начало:

Меня снова привели к самозванцу и поставили перед ним на колени. Пугачев протянул мне жилистую свою руку. «Целуй руку, целуй руку!» — говорили около меня. Но я предпочел бы самую лютую казнь такому подлому унижению. «Батюшка Петр Андреич! — шептал Савельич, стоя за мною и толкая меня. — Не упрямься! что тебе стоит? плюнь да поцелуй у злод... (тьфу!) поцелуй у него ручку». Я не шевелился. Пугачев опустил руку, сказав с усмешкою: «Его благородие, знать, одурел от радости. Подымите его!» Меня подняли и оставили на свободе. Я стал смотреть на продолжение ужасной комедии.

Этот эпизод напоминает нам отрывок из рассказа Шолохова «Судьба человека», где русского солдата Андрея Соколова немцы упрашивают выпить за их победу. Но Андрей отказывается. И немцы не наказывают его, а дают водки и закуски. Андрей в этом эпизоде тоже достойно повел себя, не изменив своей чести, рискуя ради этого своей жизнью.

Еще один важный эпизод для понимания эволюции героя – это первый личный разговор его с Пугачевым, в котором Гринев ведет себя как разумный и правдивый человек. Он уже не ребенок, он возмужал и поэтому отныне заслужит не только симпатию «вожатого» в благодарность за тулуп, но и уважение самозванца. Теперь Пугачев увидит в нем не только доброту, как в эпизоде после бурана, но еще и ум, и откровенность, и правдивость:

«— Чему ты усмехаешься? — спросил он меня нахмурясь. — Или ты не веришь, что я великий государь? Отвечай прямо.
(...) Я отвечал Пугачеву: «Слушай; скажу тебе всю правду. Рассуди, могу ли я признать в тебе государя? Ты человек смышленый: ты сам увидел бы, что я лукавствую».
"(...) «А коли отпущу, — сказал он, — так обещаешься ли по крайней мере против меня не служить?»
— Как могу тебе в этом обещаться? — отвечал я. — Сам знаешь, не моя воля: велят идти против тебя — пойду, делать нечего. Ты теперь сам начальник; сам требуешь повиновения от своих. На что это будет похоже, если я от службы откажусь, когда служба моя понадобится? Голова моя в твоей власти: отпустишь меня — спасибо; казнишь — бог тебе судья; а я сказал тебе правду».

 

И поскольку Гринев не боится погибнуть во имя своей присяги, то он выходит с честью из опасной ситуации. Не покривив душой, он остается на свободе, к тому же заслужив уважение Пугачева.

Глава 11 « Мятежная слобода» показывает нам еще одно важное качество главного героя  — Гринев верен своему старому воспитателю и не способен оставить его одного в беде. Уже распугав встречных казаков в степи и успешно отъехав прочь, он замечает, что Савельич взят ими, и добровольно сдается в плен, чтобы не оставить одного своего верного старого друга:

Бедный старик на свой хромой лошади не мог ускакать от разбойников. Что было делать? Подождав его несколько минут и удостоверясь в том, что он задержан, я поворотил лошадь и отправился его выручать.

 

Пугачев

 

В повести нет героя более многоликого и противоречивого, чем Емельян Пугачев.

Первая ипостась Пугачева: «мужичок», знаток степи

Впервые Пугачев показан как неизвестный непосвященным «дорожный», «мужичок» в плохой одежде. Но его присутствие с первых же минут ободряет главного героя посреди опасного бурана:

— Сторона мне знакомая, — отвечал дорожный, — слава богу, исхожена и изъезжена вдоль и поперек. Да, вишь, какая погода: как раз собьешься с дороги. Лучше здесь остановиться да переждать, авось буран утихнет да небо прояснится: тогда найдем дорогу по звездам.
Его хладнокровие ободрило меня. Я уж решился, предав себя божией воле, ночевать посреди степи, как вдруг дорожный сел проворно на облучок и сказал ямщику: «Ну, слава богу, жило недалеко; сворачивай вправо да поезжай».
 (...) «А потому, что ветер оттоле потянул (...) и я слышу, дымом пахнуло; знать, деревня близко». Сметливость его и тонкость чутья меня изумили. Я велел ямщику ехать. 

 

В первый раз мы видим черную бороду и веселые глаза Пугачева в описании вещего сна Гринева:

Вместо отца моего вижу, в постеле лежит мужик с черной бородою, весело на меня поглядывая

Эти черты Пугачева в реальности показаны сразу после пробуждения Гринева от его вещего сна:

«Здесь, ваше благородие», — отвечал мне голос сверху. Я взглянул на полати и увидел черную бороду и два сверкающие глаза. 

Принимая приглашение Гринева отведать чаю, он слезает с полатей, и здесь рассказчик впервые дает его развернутый портрет:

Наружность его показалась мне замечательна: он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В черной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Волоса были обстрижены в кружок; на нем был оборванный армяк и татарские шаровары.

Из разговора его с хозяином трактира становится ясно, что он не простой мужик, поскольку ведет разговор на загадочном воровском языке.

Он также знает себе цену и с готовностью принимает подарки и щедрость со стороны Гринева, несмотря на протесты Савельича:

Бродяга был чрезвычайно доволен моим подарком. Он проводил меня до кибитки и сказал с низким поклоном: «Спасибо, ваше благородие! Награди вас господь за вашу добродетель. Век не забуду ваших милостей».

Итак, образ Пугачева уже здесь противоречив. С одной стороны, он во многом ведет себя как типичный представитель бедной прослойки крестьянского сословия: он низко кланяется барину, пропивает последнее в кабаке, не имеет денег даже на самое необходимое. С другой стороны, его необычный тайный разговор с трактирщиком настораживает и несколько пугает Савельича и его воспитанника.

 

Вторая ипостась Пугачева: победоносный предводитель

В главе 5 «Приступ» Пугачев предстает совсем  в другом обличье:

В это время из-за высоты, находившейся в полверсте от крепости, показались новые конные толпы, и вскоре степь усеялась множеством людей, вооруженных копьями и сайдаками. Между ими на белом коне ехал человек в красном кафтане, с обнаженной саблею в руке: это был сам Пугачев. Он остановился; его окружили, и, как видно, по его повелению, четыре человека отделились и во весь опор подскакали под самую крепость. 

После взятия крепости он — жестокий каратель, олицетворение беспощадного народного бунта. Он вызывает страх, трепет и ужас:

 

Пугачев сидел в креслах на крыльце комендантского дома. На нем был красный казацкий кафтан, обшитый галунами. Высокая соболья шапка с золотыми кистями была надвинута на его сверкающие глаза. Лицо его показалось мне знакомо. Казацкие старшины окружали его. Отец Герасим, бледный и дрожащий, стоял у крыльца, с крестом в руках, и, казалось, молча умолял его за предстоящие жертвы. 

 

Жестокость Пугачева показана в эпизоде гибели супруги коменданта:

 

Вдруг она взглянула на виселицу и узнала своего мужа. «Злодеи! — закричала она в исступлении. — Что это вы с ним сделали? Свет ты мой, Иван Кузмич, удалая солдатская головушка! не тронули тебя ни штыки прусские, ни пули турецкие; не в честном бою положил ты свой живот, а сгинул от беглого каторжника!» — «Унять старую ведьму!» — сказал Пугачев. Тут молодой казак ударил ее саблею по голове, и она упала мертвая на ступени крыльца. 

 

Третья ипостась героя — человечность

Новая ипостась героя абсолютно противоречит предыдущей это — его человечность; показана она в эпизоде разговора с Гриневым после казни офицеров, в главе 6 « Незваный гость». Это вторая личная встреча Гринева с Пугачевым (если мы считаем встречу с мужичком -«вожатым»). В этом разговоре Пугачев прощает Гринева за неповиновение, помня его доброту к себе, бывшему в обличье бедного и голодного бродяги. В этом жестоком «злодее» мы открываем таким образом неожиданные черты – благодарность, память о добром, способность миловать и прощать, способность ценить искренность и свободу мысли другого человека:

 

Моя искренность поразила Пугачева. «Так и быть, — сказал он, ударяя меня по плечу. — Казнить так казнить, миловать так миловать. Ступай себе на все четыре стороны и делай что хочешь».

 

Итак, мятежник спокойно отпускает своего прямого врага в свободный от восстания Оренбург.

 

Четвертая ипостась Пугачева – его философия жизни

Еще более глубоким для нас станет образ бунтовщика в главе 11 «Мятежная слобода», где начинается третья, последняя и самая длительная, встреча главного героя с Пугачевым, если не считать, конечно, последнего взгляда перед казнью самозванца.

В этой главе Пугачев живо отозвался на проблему Гринева (Швабрин обижает сироту, Марью Ивановну) и на следующее же утро спешит в Белогорскую крепость. В этой дороге мятежник раскроет перед Гриневым всю свою душу и мы сможем узнать мотивы его поведения. На увещевание Гринева покаяться перед государыней, с напоминанием трагического конца самозванца Гришки Отрепьева, Пугачев отвечает калмыцкой сказкой об орле и вороне:

 

(...) Вот завидели палую лошадь; спустились и сели. Ворон стал клевать да похваливать. Орел клюнул раз, клюнул другой, махнул крылом и сказал ворону: нет, брат ворон; чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что бог даст!

 

Смысл этой сказки для Пугачева в том, что глоток свободы, мощи и силы настолько важен и нужен, что он готов за него отдать всю долгую жизнь, которую он прожил бы в рабстве.

 

Пятая ипостась – друг и спаситель

 

В главе 12 «Сирота» Пугачев окончательно становится другом и спасителем для Гринева и Маши, отпустив Гринева и Марью Ивановну в свободный путь домой, с пропуском от его имени:

 

Не могу изъяснить то, что я чувствовал, расставаясь с этим ужасным человеком, извергом, злодеем для всех, кроме одного меня. Зачем не сказать истины? В эту минуту сильное сочувствие влекло меня к нему. Я пламенно желал вырвать его из среды злодеев, которыми он предводительствовал, и спасти его голову, пока еще было время. Швабрин и народ, толпящийся около нас, помешали мне высказать все, чем исполнено было мое сердце. 
Мы расстались дружески.(...)

 

В финале повести Гринев приедет на казнь Пугачева, чтобы попрощаться с ним. Для Петра Андреевича это будет последней и единственной возможностью выразить поддержку и признательность мятежнику в последнюю минуту его жизни.

 

Маша Миронова

Как и любимая героиня Пушкина из его более раннего произведения Татьяна Ларина, Маша Миронова ничем не примечательной наружности и никак не пытается привлечь чье-то внимание :

Тут вошла девушка лет осьмнадцати, круглолицая, румяная, с светло-русыми волосами, гладко зачесанными за уши, которые у ней так и горели. С первого взгляда она не очень мне понравилась. Я смотрел на нее с предубеждением: Швабрин описал мне Машу, капитанскую дочь, совершенною дурочкою. Марья Ивановна села в угол и стала шить. 

 

Как и героиня Евгения Онегина, Маша  скромна, естественна во всем, абсолютно не кокетлива. Есть буквальные переклички с образом Татьяны, которая была «дика, печальна, молчалива, Как лань лесная боязлива». По отношению к Маше автор упоминает такое же качество – она поначалу «дичится» и не с каждым будет приветлива и общительна. Так, если Швабрин, несмотря на его ум и состояние завидного жениха, ей решительно неприятен, то доброта Гринева снискала ее расположение:

Марья Ивановна скоро перестала со мною дичиться. Мы познакомились. Я в ней нашел благоразумную и чувствительную девушку. 

Впервые более-менее четко ее образ вырисовывается в 4 главе «Поединок», после того как она узнала, что Гринев хотел биться на дуэли. Мы узнаем тогда о ее неравнодушии к молодому человеку: она стала «чрезвычайно бледна». Природная сдержанность и целомудрие не позволяют ей полностью выразить свое чувство, и в ее речи звучит многозначительная недомолвка:

 

Марья Ивановна с нежностию выговаривала мне за беспокойство, причиненное всем моею ссорою с Швабриным. «Я так и обмерла, — сказала она, — когда сказали нам, что вы намерены биться на шпагах. Как мужчины странны! За одно слово, о котором через неделю верно б они позабыли, они готовы резаться и жертвовать не только жизнию, но и совестию и благополучием тех, которые... Но я уверена, что не вы зачинщик ссоры. Верно, виноват Алексей Иваныч».

Маша чувствует людей, она не любит Швабрина. Она чувствует, что у нее слишком разные жизненные установки  с этим бесчестным человеком. А для нее честь, искренность, любовь и человечность – главнее, чем даже состояние и богатство:

«Алексей Иваныч, конечно, человек умный, и хорошей фамилии, и имеет состояние; но как подумаю, что надобно будет под венцом при всех с ним поцеловаться... Ни за что! ни за какие благополучия!»

В этом Марья Ивановна сходится с Гриневым и его родом (отец его также выбрал жену не по размеру ее состояния).

Маша Миронова так проста и естественна. что напоминает нам образ Лары из романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Обеим героиням абсолютна чужда женская кокетливость и жеманность, что особенно подчеркивается авторами. Так, когда Гринев признается Маше, что почитает ее своей женой, то девушка выслушала героя «просто, без притворной застенчивости, без затейливых отговорок»:

Она чувствовала, что судьба ее соединена была с моею. Но она повторила, что не иначе будет моею женою, как с согласия моих родителей. Я ей и не противуречил. Мы поцеловались горячо, искренно — и таким образом все было между нами решено.

 

Савельич, как добрый ангел главного героя, очень одобряет выбор своего воспитанника, что является лучшей характеристикой Маши в  романе, ведь Савельич – олицетворение заботы о благе героя:

«Хоть раненько задумал ты жениться, да зато Марья Ивановна такая добрая барышня, что грех и пропустить оказию. Ин быть по-твоему! Провожу ее, ангела божия, и рабски буду доносить твоим родителям, что такой невесте не надобно и приданого».

 

Маша – олицетворение верности и преданности. Именно в этом они одинаковы с самим Гриневым, для которого верность также наивысшая ценность в жизни. Если Петр олицетворяет для нас верность своему долгу, то Маша — верность своему чувству, своей любви. Когда Петр Андреевич отправляет свою невесту к родителям, а сам остается на войне с Пугачевым, Маша понимает, что может больше никогда не увидеть молодого человека, и клянется ему в пожизненной верности:

 

Я тут же расстался с Марьей Ивановной, поручив ее Савельичу и дав ей письмо к моим родителям. Марья Ивановна заплакала. «Прощайте, Петр Андреич! — сказала она тихим голосом. — Придется ли нам увидаться, или нет, бог один это знает; но век не забуду вас; до могилы ты один останешься в моем сердце».

 

Последняя героиня Пушкина («Капитанская дочка» — итоговое произведение писателя), Маша олицетворяет для автора высший женский идеал и помогает выразить заветную его мысль о том, что главное достоинство человека – в его внутреннем благородстве, в его высоких нравственных ценностях, в его способности любить преданно и верно.

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я согласен с политикой конфиденциальности и и с пользовательским соглашением