Герои повести «Капитанская дочка»

 

Второстепенные герои произведения имеют не меньшую художественную ценность, чем главные.

Отец рассказчика

Отец Гринева – фигура, внушающая несомненное уважение. По характеру своих требований и принципов (сын должен вырасти благородным солдатом, а не мотом-бездельником) Андрей Петрович напоминает исторический образ Суворова (см.историческую повесть Григорьева «Суворов»), который, как известно, тоже прошел путь из солдат в офицеры, через настоящее служение, не приемля протекций свыше. Таким образом, именно своему отцу Петруша обязан становлением своего характера, тем, что вырос скромным, честным и воспитанным.

Не случайно имя  и отчество отца — это зеркальное отражение сыновнего имени-отчества: Андрей Петрович — Петр Андреевич. Этим подчеркивается, что сын полностью повторяет отца в главных, наиболее благородных жизненных принципах.

Назидание отца сыну, отправляющемуся на службу, показывает его как человека мудрого и порядочного. Именно эти свои принципы он с успехом сумел внушить своему отпрыску, которые составят славу Гринева на службе и сделают его достойным любви Маши Мироновой. Эти принципы -  верность, достоинство, честь:

Батюшка сказал мне: «Прощай, Петр. Служи верно, кому присягнешь; слушайся начальников; за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся; от службы не отговаривайся; и помни пословицу: береги платье снову, а честь смолоду»

Итак, в словах отца еще раз звучит главный эпиграф ко всему произведению, повторяется известная русская пословица про честь. Этим еще раз подчеркивается особое значение фигуры Андрея Петровича для понимания смысла повести. Герой должен будет вернуться в отчий дом с честью. В этом главный наказ батюшки, который с успехом выполнит главный герой.

Не случайна та деталь, что родитель главного героя женился, выйдя в отставку премьер-майором, на бедной провинциалке и дворянке. Это говорит опять же о принципах его жизни (он не гонится за деньгами, не корыстолюбив). Жену свою он выбрал, по всей видимости, за ее душевные качества: ведь автор показывает, что матушка Петра полна любви и нежности к своему сыну и мужу.

Петр повторит это отцовское качество характера, бескорыстие, выбрав себе в невесты тоже бесприданницу, дочь капитана Миронова. И для него важнее окажутся качества личности девушки, а не размеры ее состояния.

Архип Савельич

Петр Гринев и Савельич – почти неразлучная пара, напоминающая архетип Дон-Кихот — Санчо Панса. Как Дон-Кихот, доблестный Петр Андреевич постоянно рискует собой и без сожалений жертвует своим имуществом, а его верный слуга занят лишь тем, что ревностно следит за хозяйством и пожитками.

Но Савельич не просто слуга, не просто крепостной, ведь заботясь о Гриневе, он вовсе не выслуживается и даже не думает о вознаграждении. Об этом не может идти и речи после того как мы видим, что «дядька», не раздумывая, готов жертвовать своей жизнью ради Петра Андреевича (эпизод казни офицеров на площади в Белогорской крепости):

Мне накинули на шею петлю. Я стал читать про себя молитву, принося богу искреннее раскаяние во всех моих прегрешениях и моля его о спасении всех близких моему сердцу. (...) Вдруг услышал я крик: «Постойте, окаянные! погодите!..» Палачи остановились. Гляжу: Савельич лежит в ногах у Пугачева. «Отец родной! — говорил бедный дядька. — Что тебе в смерти барского дитяти? Отпусти его; за него тебе выкуп дадут; а для примера и страха ради вели повесить хоть меня старика!» Пугачев дал знак, и меня тотчас развязали и оставили. «Батюшка наш тебя милует», — говорили мне. 

 

С большим неудовольствием и осуждением  с самого начала посматривает Савельич на Пугачева и всех его соратников, называя их ворами, злодеями, мошенниками, собаками. Казалось бы, восстание совершается как раз ради таких как он, простых крестьян. Однако думает Савельич не о себе, а беспрестанно тревожится о своем воспитаннике:

«Вот видишь ли, сударь, — сказал старик, — что я недаром подал мошеннику челобитье: вору-то стало совестно, хоть башкирская долговязая кляча да овчинный тулуп не стоят и половины того, что они, мошенники, у нас украли, и того, что ты ему сам изволил пожаловать; да все же пригодится, а с лихой собаки хоть шерсти клок».

 

 Дворянские интересы Гринева для Савельича превыше своих собственных. Петр для него – без преувеличения как родное дитя. Это говорит о привязчивости и глубине его доброй души. Он представитель верности народной, это лицо тех крестьян, которые не присоединяются к народному бунту. В своем смирении и покорности они не видят ярма и унижения, а возможность служения, которое необходимо их душе. Когда его барин, отец Гринева, или сам Гринев ненароком, несправедливо его оскорбляют, то он не злится, а лишь искренне и по-детски обижается, потому что искренне любит своих господ. Не Арина ли Родионовна, няня Пушкина, сквозит в этом образе, любившая маленького поэта больше его родителей? Савельич напоминает нам и главную героиню рассказа Солженицына «Матренин двор», потому что про обоих этих героев можно сказать: «Не стоит село без праведника». На искренней доброте, на молчаливом и безропотном, простом и беззаветном служении подобных людей держится поистине очень многое.

Комизм в изображении Савельича на протяжении всей повести придает ей сильно развлекательный характер:

Савельич едва мог следовать за мною издали и кричал мне поминутно: «Потише, сударь, ради бога потише. Проклятая клячонка моя не успевает за твоим долгоногим бесом. Куда спешишь? Добро бы на пир, а то под обух, того и гляди... Петр Андреич... батюшка Петр Андреич!.. Не погуби!.. Господи владыко, пропадет барское дитя!»

 

Образ крепостного дядьки — поистине яркий и многогранный, поскольку сочетает в себе комическое скопидомство (навязчивая память о заячьем тулупе, подчас абсолютно неуместная)  и драматическое самопожертвование.

Савельич – не просто верный Санчо Панса, он и добрый ангел Гринева. Он спасает его сбережения от казачьего грабежа:

 

Я прервал его речь вопросом: сколько у меня всего-навсего денег? «Будет с тебя, — отвечал он с довольным видом. — Мошенники как там ни шарили, а я все-таки успел утаить». И с этим словом он вынул из кармана длинный вязаный кошелек, полный серебра.

Верность Савельича еще раз проявляется тогда, когда Гринев отправляется на вызволение Марьи Ивановны, явно готовый умереть на этом предприятии. Савельич и не думает отпускать его, самому оставаясь в спокойном месте и с полной подаренной ему суммой денег: 

 

— Что ты это, сударь? — прервал меня Савельич. — Чтоб я тебя пустил одного! Да этого и во сне не проси. Коли ты уж решился ехать, то я хоть пешком да пойду за тобой, а тебя не покину. Чтобы я стал без тебя сидеть за каменной стеною! Да разве я с ума сошел? Воля твоя, сударь, а я от тебя не отстану.

 

Отправляя же свою невесту к родителям, Петр Андреевич просит у Савельича моральной поддержки для Маши и заступничества в деле снискания родительского благословения. В этом эпизоде особенно чувствуется ангельская, высшая ипостась образа Савельича (устраивать судьбу и счастье молодого человека).

 

Комендант Миронов

Впереди стоял комендант, старик бодрый и высокого росту, в колпаке и в китайчатом халате. Увидя нас, он к нам подошел, сказал мне несколько ласковых слов и стал опять командовать. Мы остановились было смотреть на учение; но он просил нас идти к Василисе Егоровне, обещаясь быть вслед за нами. «А здесь, — прибавил он, — нечего вам смотреть».

Из этого первого потрета Миронов мы заключаем, что описан он с юмором. Его солдаты имеют вид старинный, по моде полувековой давности : с косами и в треугольных шляпах, как в начале 17 века. События происходят в 70-х годах того же столетия.  Сам он одет по-домашнему, что говорит нам о том, что этот человек придает мало значения формальностям.  Он не в форме и не напускает на себя жесткий вид, но солдаты слушаются его, стоящего в халате и позволяющего себе спокойные ласковые разговоры на учении. Это говорит о наличии у человека истинного авторитета, который основан не на страхе, а на уважении.

Он и жене своей позволяет всем командовать. Значит, этот человек по-настоящему уверенный в себе, несмотря на свою мягкую и неказистую повадку. Поэтому и отношения  с супругой у него строятся на мягкости и доверии. Лучшие люди – это те, которые совсем не стремятся к власти и тирании над близкими и подчиненными. Именно таким человеком является комендант крепости, капитан Миронов:

«Прошло несколько недель, и жизнь моя в Белогорской крепости сделалась для меня не только сносною, но даже и приятною. В доме коменданта был я принят как родной. Муж и жена были люди самые почтенные. Иван Кузмич, вышедший в офицеры из солдатских детей, был человек необразованный и простой, но самый честный и добрый. Жена его им управляла, что согласовалось с его беспечностию. Василиса Егоровна и на дела службы смотрела, как на свои хозяйские, и управляла крепостию так точно, как и своим домком». 

 

Однако несмотря на все это внешнее благодушие, в главе «Приступ» мы видим, что комендант не ведает трусости:

 

Комендант расхаживал перед своим малочисленным строем. Близость опасности одушевляла старого воина бодростию необыкновенной. (...) 
Комендант обошел свое войско, говоря солдатам: «Ну, детушки, постоим сегодня за матушку государыню и докажем всему свету, что мы люди бравые и присяжные!» Солдаты громко изъявили усердие.

 

Столь мягкий и добродушный в повседневной жизни, капитан оказался смелым и решительным в бою:

 

«Теперь стойте крепко, — сказал комендант, — будет приступ...» В эту минуту раздался страшный визг и крики; мятежники бегом бежали к крепости. Пушка наша заряжена была картечью. Комендант подпустил их на самое близкое расстояние и вдруг выпалил опять. Картечь хватила в самую середину толпы. Мятежники отхлынули в обе стороны и попятились. Предводитель их остался один впереди... Он махал саблею и, казалось, с жаром их уговаривал... Крик и визг, умолкнувшие на минуту, тотчас снова возобновились. «Ну, ребята, — сказал комендант, — теперь отворяй ворота, бей в барабан. Ребята! вперед, на вылазку, за мною!»

Старику было суждено  погибнуть трагической, геройской смертью. Таким образом, своей дочери-бесприданнице он оставил наилучшее наследство — имя героя войны и незапятнанную честь (за что Маша и будет обласкана императрицей в финале произведения):

«Который комендант?» — спросил самозванец. Наш урядник выступил из толпы и указал на Ивана Кузмича. Пугачев грозно взглянул на старика и сказал ему: «Как ты смел противиться мне, своему государю?» Комендант, изнемогая от раны, собрал последние силы и отвечал твердым голосом: «Ты мне не государь, ты вор и самозванец, слышь ты!» Пугачев мрачно нахмурился и махнул белым платком. Несколько казаков подхватили старого капитана и потащили к виселице. На ее перекладине очутился верхом изувеченный башкирец, которого допрашивали мы накануне. Он держал в руке веревку, и через минуту увидел я бедного Ивана Кузмича, вздернутого на воздух. 

Его поступок, как и наказание самозванца за него, повторены были и для его верного подчиненного, поручика Ивана Игнатьича.

 

Швабрин

Этот герой в повести показан в романтической традиции (изображение отъявленного злодея в духе Виктора Гюго, французского писателя той поры). И действительно,  в этом образе трудно найти полутона и неоднозначность, свойственные реализму. Он некрасив как внешне, так и внутренне, и не способен ни к дружбе, ни к любви, ни к служению, являясь во всем прямой противоположностью Петру Гриневу. Таким образом, Швабрин служит в повести антитезой, которая каждый раз подчеркивает благородство облика Гринева.

Швабрин – завистливый неудачник и клеветник. Он клевещет из бессильной злости и мстительности не только на самого Петра Андреевича в ключевых моментах его жизни, но и на всех окружающих. С самого начала его знакомства с Гриневым, Швабрин оклеветал и Машу, и даже ее мать, Василису Егоровну, у которой при этом он каждый день обедает и проводит время. Так, об Иване Игнатьиче, верном «кривом гарнизонном поручике» он «выдумал, будто бы он был в непозволительной связи с Василисой Егоровной, что не имело и тени правдоподобия; но Швабрин о том не беспокоился».

Поначалу главный герой дружит со Швабриным и не желает другого общества, несмотря даже на его насмешки над семьей коменданта:

С А. И. Швабриным, разумеется, виделся я каждый день; но час от часу беседа его становилась для меня менее приятною. Всегдашние шутки его насчет семьи коменданта мне очень не нравились, особенно колкие замечания о Марье Ивановне. Другого общества в крепости не было, но я другого и не желал.

Однако вскоре их общению придет конец. Не сразу Гринев заметил, что Швабрину не свойственны доброта и эмпатия, присущие ему самому. Вот почему тот обидел Петра Андреевича, открывшего ему по секрету свои первые любовные стихи:

Известно, что сочинители иногда, под видом требования советов, ищут благосклонного слушателя. Итак, переписав мою песенку, я понес ее к Швабрину, который один во всей крепости мог оценить произведения стихотворца. (...) Но, к великой моей досаде, Швабрин, обыкновенно снисходительный, решительно объявил, что песня моя нехороша.(...)
Тут он взял от меня тетрадку и начал немилосердно разбирать каждый стих и каждое слово, издеваясь надо мной самым колким образом.

Однако окончательно они поссорились из-за того, что Швабрин подверг сомнению саму честь Марьи Ивановны:

 

(…) ежели хочешь, чтоб Маша Миронова ходила к тебе в сумерки, то вместо нежных стишков подари ей пару серег.
Кровь моя закипела.
— А почему ты об ней такого мнения? — спросил я, с трудом удерживая свое негодование.
— А потому, — отвечал он с адской усмешкою,— что знаю по опыту ее нрав и обычай.

 

Естественное негодование Гринева ( с этой минуты он точно перестал верить бывшему товарищу и считать его своим другом) встречает со стороны Швабрина еще большую злость и вызов  на дуэль.

Швабрин человек бесстыдный. Вот какими гнусными намеками объясняет он в семье коменданта причину их ссоры с Гриневым:

 

«Петр Андреич сочинил недавно песню и сегодня запел ее при мне, а я затянул мою любимую:
Капитанскаядочь,
Не ходи гулять в полночь...
Вышла разладица. Петр Андреич было и рассердился; но потом рассудил, что всяк волен петь, что кому угодно. Тем и дело кончилось».
Бесстыдство Швабрина чуть меня не взбесило; но никто, кроме меня, не понял грубых его обиняков; по крайней мере никто не обратил на них внимания. 

 

 

в 4 главе «Поединок», после подлой клеветы на Марью Ивановну, Гринев окончательно расходится со Швабриным:

Присутствие Швабрина было мне несносно.

 

В сцене поединка впервые мы видим подлость Швабрина, проявленную уже не только в слове, но и в деле. Он способен на подлое убийство:

Швабрин был искуснее меня, но я сильнее и смелее ... (...) Швабрин не ожидал найти во мне столь опасного противника. Долго мы не могли сделать друг другу никакого вреда; наконец, приметя, что Швабрин ослабевает, я стал с живостию на него наступать и загнал его почти в самую реку. Вдруг услышал я свое имя, громко произнесенное. Я оглянулся и увидел Савельича, сбегающего ко мне по нагорной тропинке... В это самое время меня сильно кольнуло в грудь пониже правого плеча; я упал и лишился чувств.

 

В главе 5 «Приступ» Швабрин не только оказывается предателем и изменником, но и вторично толкает бывшего друга на верную смерть. Он нашептывает Пугачеву, что Гринев достоин виселицы:

Очередь была за мною. Я глядел смело на Пугачева, готовясь повторить ответ великодушных моих товарищей. Тогда, к неописанному моему изумлению, увидел я среди мятежных старшин Швабрина, обстриженного в кружок и в казацком кафтане. Он подошел к Пугачеву и сказал ему на ухо несколько слов. «Вешать его!» — сказал Пугачев, не взглянув уже на меня. Мне накинули на шею петлю.

 

Однако только ненавистью (отсутствием милосердия) не исчерпывается негативный характер Швабрина. Он заслужит презрение главного героя главным образом потому, что не имеет и чести, изменив своей офицерской присяге и начав прислуживать самозванцу:

Швабрин встретил самозванца на крыльце. Он был одет казаком и отрастил себе бороду. Изменник помог Пугачеву вылезть из кибитки, в подлых выражениях изъявляя свою радость и усердие. Увидя меня, он смутился; но вскоре оправился, протянул мне руку, говоря: «И ты наш? Давно бы так!» Я отворотился от него и ничего не отвечал.

 

Название главы 14 «Суд»символично. Идет речь не столько о суде правительства (поскольку нам показан скорее допрос, а не сам суд), сколько о высшем, божьем суде над судьбами героев. Ведь каждый герой здесь получает по заслугам. Пушкин показывает нам наказание Швабрину за его измену своей чести. Он не получил дружбы Пугачева, в отличие от Петра Андреевича. Не получит он и милости, в отличие от Гринева.

Швабрин знает, что осужденных за товарищество с Пугачевым ожидает смертная казнь. Итак, Швабрин продолжает клеветать и гнусно мстить Гриневу, и это уже в третий раз его решительная попытка толкнуть бывшего друга на верную смерть. 

Генерал велел кликнуть вчерашнего злодея. Я с живостию обратился к дверям, ожидая появления своего обвинителя. Через несколько минут загремели цепи, двери отворились, и вошел — Швабрин. (...) Он повторил обвинения свои слабым, но смелым голосом. По его словам, я отряжен был от Пугачева в Оренбург шпионом (...).

 

В этом смысле Швабрин — антитеза еще и к характеру Пугачева. Благодаря образу подлого офицера мы видим разницу между эгоистическим злодейством (совершенным исключительно ради себя и абсолютно бесчестным) — и злодейством стихийным, могучим и естественным, как сама природа, разбойником Пугачевым. Итак, в повести есть два злодея, но один из них подлый и мелкий, а другой — сложный и неоднозначный. Вся разница между ними — в ключевых для данного произведения понятиях чести и милосердия. «Злодей» Пугачев на эти проявления человечности способен, а Швабрин нет.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Я согласен с политикой конфиденциальности и и с пользовательским соглашением