«Петроградское небо мутилось дождем...» Анализ стихотворения А.Блока

Стихотворение создано 1 сентября 1914 года, два месяца спустя после начала первой мировой войны.

petrogradskoe-nebo-blok- analiz-stihotvorenia

Жанр, тема, сюжет

Произведение написано на тему войны, поэтому стихотворение можно отнести к военной лирике. Некоторые особенности формы в ней напоминают песнюна войну уходил эшелон»), балладу (драматический или трагический рассказ в стихах исторического характера). Сюжет заявлен со второй строки — «на войну уходил эшелон».

 

Проблематика

Проблема, заявленная в стихотворении, и выражению которой служат все художественные средства стихотворения — это неотвратимость потерь, неумолимый рок, который довлеет над людьми, уходящими на фронт.

 

Композиция и основная мысль стихотворения

Стихотворение не имеет разделения на катрены (четверостишия), чем подчеркивается хаос, смута и тягость переживаний лирического героя. Стройность и гармония миропорядка утеряны, поэтому все стихотворение намеренно сливается в одну сплошную массу, по самой своей форме напоминающую тот самый эшелон (поезд спецназначения для перевозки большого количества людей), который увозит своих жертв на заклание.

Такая форма произведения подчеркивает его основную мысль – огромное количество людей уходит на верную гибель, «без конца — взвод за взводом и штык за штыком».  Поэтому и стихотворение построено строчка за строчкой, без пауз, без «передышки» между строфами.

Еще один прием в композиции этого произведения — нанизывание, нагнетение антитез (контрастов), о чем подробнее поговорим при рассмотрении синтаксических фигур.

Но есть и более общая антитеза, не с помощью синтаксических фигур, а в самой композиции. Так, произведение начинается изображением мутного дождливого неба, что символизирует слезы, печаль. Сама природа и сам город сочувствуют людям  — небо мутится, лист падает, фонарь качается и мигает. И всей этой печали в конце стихотворения противопоставляется «ясная, твердая, верная сталь» — символ безжалостной и равнодушной бойни, живодерни, на которой будут погибать «тысячи жизней». И этой жесткой военной воле нет никакого дела до человеческих жизней и переживаний.

И в то же время композицию можно назвать кольцевой в том смысле, что образ туманного неба появляется как в начале, так и в конце стихотворения. Только в начале небо мутится от дождя, а в конце упоминается испарение от химических ядов, метод, который применили французы уже в августе 1914 года.  Русские солдаты оказались совершенно не готовы к этому, именно поэтому война оказалась слишком неравной, это была именно бойня:

отравленный пар
С галицийских кровавых полей...

 

Образ пара создает атмосферу тумана, которой, таким образом, стихотворение и начинается, и заканчивается. «Галицийских полей» — значит принадлежащих Галиции (современные украинские области: Ивано-Франковская, Львовская и Тернопольская). Галицийская битва была первым крупным сражением этой войны (август—сентябрь 1914).

 

Средства выразительности

 

Фонетические приемы

Ассонансы и их вариации составляют музыку данного стихотворения. В первых строках слышится еще бодрое ударное окончание каждого стиха: ом-он, и- и.

В середине стихотворения абсолютно каждая строка оканчивается на –а, реже –и. Нагнетение одной и той же ударной конечной гласной –а (ассонанс) создает впечатление внутреннего рыдания, плача.

Уж последние скрылись во мгле буфера,
И сошла тишина до утра,
А с дождливых полей все неслось к нам ура,
В грозном клике звучало: пора!
Нет, нам не было грустно, нам не было жаль,
Несмотря на дождливую даль.
Это — ясная, твердая, верная сталь,
И нужна ли ей наша печаль?

Здесь также заметно, что в одном четверостишии повторяется в каждой строке ударное окончание а ( изображение наигранной военной бодрости и в тоо же время рыдания), а в следующей строфе этому твердому звуку противопоставляется -аль во всех ударных окончаниях, что создает образ безнадежного плача.

В конце к –а прибавляется конечная ударная –е , как сама безнадежность.

Эта жалость — ее заглушает пожар,
Гром орудий и топот коней.
Грусть — ее застилает отравленный пар
С галицийских кровавых полей...

 

Лексические приемы

Повтор: взвод за взводом и штык за штыком — повторение создает эффект нагнетения, представление о бесконечности людских жертв

метонимия – штык за штыком, крестилась рука, запевали Варяга, Ермака

метафора – дымные тучи в крови (скрытое сравнение: тучи словно дымные, словно в крови)

эпитет – дымные тучи (метафорический эпитет)

олицетворение  — раскачнувшись, фонарь замигал ( даже фонарь словно участвует в событии и тихонько плачет)

 

Синтаксические приемы

Инверсия (уходил эшелон — инверсия в грамматической основе) – создает эффект приближения к форме народной песни

Перенос (анжамбеман), то есть несовпадение в конце строки синтаксической и ритмической фразы:

Сила, юность, надежда... В закатной дали
Были дымные тучи в крови.

Так подчеркивается противопоставление между жизнью (сила, юность, надежда) и закатом, кровью (символами смерти).

Антитеза - тысячи жизней цвели... сила, юность, надежда // в закатной дали, дымные тучи в крови:

В этом поезде тысячью жизней цвели
Боль разлуки, тревоги любви,
Сила, юность, надежда... В закатной дали
Были дымные тучи в крови.

Антитеза – это сквозной прием в данном произведении, то есть он пронизывает его полностью, встречаясь многократно. Можно привести множество примеров, когда в одной строке соединяются контрастные значения:

Под черною тучей // веселый горнист… заиграл. Эти слова «веселый», «заиграл» здесь намеренно противоречат всему смыслу и строю стихотворения, что создает эффект сарказма лирического героя.

Шутили // тихонько крестилась рука. Так мы понимаем, что шутки наиграны и что это смех сквозь слезы.

И военною славой заплакал рожок (славой // заплакал)

тревогой сердца — ура без конца

риторический вопрос — это вопрос, который не требует ответа:

Это — ясная, твердая, верная сталь,
И нужна ли ей наша печаль?

 

Грамматический параллелизм

нам не было – нам не было...:

Нет, нам не было грустно, нам не было жаль...

жалость — ее заглушает пожар, грусть — ее застилает пар:

Эта жалость — ее заглушает пожар,
Гром орудий и топот коней.
Грусть — ее застилает отравленный пар
С галицийских кровавых полей...

 

Символы

Под ветром взлетел опадающий лист— символ хрупкости жизни и смерти

Раскачнувшись, фонарь замигал – свет мерцает, он становится неверным, нестабильным (дурной знак).

 

Стихотворный размер

Четырехстопный анапест, перекрестная рифма, рифма исключительно мужская, то есть ударение на конечный слог в рифме (в результате создается эффект военного строя) .

 

Лирический герой

Лирический герой  в этом стихотворении словно сливается  с народом, уходящим на войну. В середине стихотворение есть отдельное «они»  изображаемых героев:

И кричали ура, и шутили они,
И тихонько крестилась рука.

Но в последних восьми строках это отдельное от «они» лирическое «я»   уже не существует, а есть «мы». Лирический герой все слышит и видит их, этих людей, в то время как их уже давно увез эшелон, на перроне никого нет:

Уж последние скрылись во мгле буфера,
И сошла тишина до утра,
А с дождливых полей все неслось к нам ура,
В грозном клике звучало: пора!

Жалость и грусть лирического «мы» никому не нужны, они застилаются громом орудий, топотом коней. Чувства людей скрываются во всеобщем пожаре и смертоносных испарениях войны...

 

 

слушать стихотворение «Петроградское небо мутилось дождем…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я согласен с политикой конфиденциальности и и с пользовательским соглашением