Образ Родины у Блока

 

образ Родины у Блока

Александр Александрович Блок (1880- 1921)

 

1905 год начался в Петербурге кровавым восстанием, демонстрациями. Эти события повернули взгляд поэта от его мечтаний и идеалов на грешную родную землю и ее тяжкие реалии. И когда поэт начал  о них задумываться, то загадка русской земли оказалась не менее волнующей и неразрешимой, чем абстрактные фантазии эпохи символизма.

Давайте рассмотрим в хронологической последовательности лишь несколько произведений поэта, в которых раскрывается его понимание темы Родины.

 

«Русь» (1906)

 

В стихотворении «Русь» (1906) родная земля предстает как символ тайных, иррациональных сил, как духовность, противопоставленная миру материальному. «И в тайне почивает Русь» — это представление о России перекликается с тютчевским афоризмом «Умом Россию не понять… в Россию можно только верить».

Русские люди мало заботятся о материальном, по мнению лирического героя. Через все стихотворение проходят образы бедности: дебри, горящие села, лохмотья, голые прутья, утлое жилье. Это страна, которая полнится верующими странниками с «живой клюкой». Но эта внешняя нищета компенсируется тем, что Русь «живую душу укачала»… Имеется в виду та верная, чистая русская душа, которая воспевалась и Пушкиным (образ Татьяны), и Гоголем (Тарас Бульба).

И вот — она не запятнала
Первоначальной чистоты.

Именно здесь, в этой стране не от мира сего, может лирический герой найти отдохновение для своей неприкаянной души:

Так — я узнал в моей дремоте
Страны родимой нищету,
И в лоскутах ее лохмотий
Души скрываю наготу.

 

 

«Ты отошла, и я в пустыне…"(1907)

 

В 1907 г. создается стихотворение «Ты отошла, и я в пустыне… ».

В первом его четверостишии лирический герой находится в пустыне и возникает образ гордого языка, ставшего немым.

Ты отошла, и я в пустыне
К песку горячему приник.
Но слова гордого отныне
Не может вымолвить язык.

Все эти образы напоминают о стихотворении Пушкина «Пророк», в котором ангел встретил поэта в пустыне и «вырвал грешный мой язык, и празднословный и лукавый». 

Так иносказательно стихотворение говорит о том, что с поэтом произошла внутренняя духовная революция. Отныне лирический герой будет говорить иначе, чем это было в раннем творчестве поэта. Образы выдуманных прекрасных дам будут заменены образами простой русской женщины, образом Родины. Поэт обращается к реальности, так как десница Божия коснулась и его. И он тоже, как и Пушкин, станет отныне пророком. Под влиянием событий 1905 года Блок просыпается для истинно патриотической лирики, которая поставит его в один ряд с великим поэтами, такими как Пушкин, Лермонтов  и все великие русские авторы. Поэтому тонкая аллюзия на Пушкина не случайна в этом стихотворении, которое написано в самом начала работы над сборником стихов о Родине.

Во втором четверостишии лирический герой ассоциирует себя с Христом, только невоскресшим. Россия же ассоциируется с Галилеей, которая отвергла Христа как Спасителя, не поверив ему. Здесь Блок пророчествует о том, что Россия отвергнет свою интеллигенцию и ее духовное богатство и подчинит себя жестокому и чуждому ей тирану.

И пусть другой тебя ласкает,
Пусть множит дикую молву:
Сын Человеческий не знает,
Где приклонить ему главу.

Здесь звучит также пророчество об изгнании, скитаниях  и истреблении русской интеллигенции во время грядущей революции и предстоящих лет террора. Люди, больше всего любящие Россию, будут умирать и погибать, как это произошло когда-то с Христом, который делал только добро своим соотечественникам и не заслуживал пыток и позорной казни. Христос – это «сын Человеческий» (именно так он называется в Евангелии), которому негде приклонить главу. Христос также называется в том же Евангелии и сыном Божьим, но символизирует собой человечность в высшем понимании этого слова.

 

«На поле Куликовом» (1908)

 

«На поле Куликовом» — стихотворение, которое открывало новый  сборник Блока, «Стихи о России». Уже в нем поэт называет родину своей женой, подобно тому как Христос иносказательно называл себя в притчах «женихом». Этот мотив подчеркивает вечный, глубокий, жертвенный характер любви, истинное духовное обручение души:

О, Русь моя! Жена моя! До боли
Нам ясен долгий путь!
Наш путь — стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.

Путь Родины – это путь по степи. Блок не ассоциирует Россию с Европой, а лишь с Азией. Путь России – это путь войны, это вечная битва с врагами, глядящими с востока. Родина кристаллизуется в образе дикой степной кобылицы:

И вечный бой! Покой нам только снится
Сквозь кровь и пыль…
Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль…

Голос Родины слышится лирическому герою, который воображает себя участником Куликовской битвы. Родина превращается в таинственный живой образ, с которым поэт разговаривает, обращаясь к ней на «Ты» с большой буквы, как обращаются обычно к Богу или Богородице. Так образ Родины приобретает религиозный, сверхъестественный оттенок.

Перед Доном темным и зловещим,
Средь ночных полей,
Слышал я Твой голос сердцем вещим
В криках лебедей.

Родина сходит как видение на лирического героя, «в одежде свет струящей», освежает «пыльную кольчугу» и помогает в битве:

И когда, наутро, тучей черной
Двинулась орда,
Был в щите Твой лик нерукотворный
Светел навсегда.

Лирический герой  в этом стихотворении 1908 года – ясновидящий, который предвидит зарево войн, пожары революций. Душу его бередит неясный и тревожный зов Родины.

 

«Россия» (1908)

 

Образ нищей страны с бедными серыми избами, но при этом полной прекрасных песен, воспевается и в стихотворении «Россия»:

Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые, —
Как слезы первые любви!

Блок пророчит России путь, полный ошибок. Он чувствует, что, возможно,  недоброму «чародею» доверится она и отдаст свою «красу», но все равно выживет:

Пускай заманит и обманет, —
Не пропадешь, не сгинешь ты,
И лишь забота затуманит
Твои прекрасные черты…

Неповторимая музыка русской души (песня ямщика) и женская прекрасная душа – вот что спасет Россию, по мнению лирического героя:

И невозможное возможно,
Дорога долгая легка,
Когда блеснет в дали дорожной
Мгновенный взор из-под платка,
Когда звенит тоской острожной
Глухая песня ямщика!..

 

«Там неба осветленный край…»(1909)

 

В 1909 г. Блок создает, временно находясь за границей, пейзажное стихотворение «Там неба осветленный край…», в котором необычайно остро и тонко передана тоска по родным местам. В этом произведении уже нет и следа бывшего туманного поэта-символиста. Все описано очень просто и реалистично. Нет ничего необыкновенного, странного или непонятного в пейзаже, нарисованном поэтом, но произведение становится от этого еще более трогательно. Ведь мы понимаем, что чувство героя по отношению к родине глубоко субъективно.

Поэту удалось передать мысль о том, что Родину любят не за что-то необыкновенное, а просто за то, что она такая, как есть. Поэтому даже самый простой «разговор гусиных стай» лирическому герою «так внятен», так преследует его душу воспоминание о нем вдали от родины. Родимую «даль» он просто и бесхитростно называет «любимой».

 

«Идем по жнивью, не спеша» («Осенний день») (1910)

«Идем по жнивью, не спеша» -  еще одно пейзажное стихотворение Блока. Поэт идет с другом по осеннему полю, причем на фоне задушевной прогулки незаметно нагнетаются звуки дисгармонии: старческий кашель, карканье ворона. Потом друзья отдыхают, сидя в овине (постройка с печью, в которой сушились снопы перед молотьбой) и в нем наблюдают полет журавлей. Журавлиный вожак, кажется лирическому герою, издает плач, и это плачет сама Родина, его жена. Поэта мучает вопрос:

О чем звенит, о чем, о чем?
Что плач осенний значит?

 

 

«Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?» (1910)

 

Тревожные размышления о судьбах Родины не перестают бередить сердце поэта и в стихотворении «Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?». Только очень любящая душа, душа настоящего патриота, могла сказать «Русь моя, жизнь моя», и поставить, таким образом, знак равенства между своей жизнью и судьбой отчизны. У лирического героя «вольное сердце», «вольный дух», но у него одна неволя – это привязанность к своей родине и боль за нее, за то, что над ней довлеет «тьма», что опять над ней встает тревожный знак – «тихое, долгое, красное зарево».

 

 «Новая Америка» (1913)

Здесь Россия названа невестой — поэт чувствует себя обрученным с ней душой. Глубоко любя ее, он пытается понять ее сложный, многоликий, постоянно меняющийся образ.

За снегами, лесами, степями
Твоего мне не видно лица.
Только ль страшный простор пред очами,
Непонятная ширь без конца?

Но нет, пустые дикие просторы и религиозный старушечий лик России сменяются пылким девичьим румянцем, а затем поэт описывает совершенно новый образ России, заводской, рабочий, промышленный — образ «новой Америки». Эту Россию волнует новая  «мечта», новый «мессия»  — это черный уголь, как символ развития и появления надежды на богатство и процветание «убогой» страны с ее «утлыми санками»:

На пустынном просторе, на диком
Ты всё та, что была, и не та,
Новым ты обернулась мне ликом,
И другая волнует мечта…

И если в начале стихотворения герой не видит в небе рождественской звезды над тучами, горестно переживая убогость родины, то в конце, когда он думает о начавшейся добыче угля, то называет эту новую промышленность звездой «новой Америки». Эта символическая звезда дарит поэту утешительную надежду на улучшение положения России.

 

«Грешить бесстыдно, непробудно» (1914)

К 1914 году манера поэта становится еще более конкретной: в стихотворении «Грешить бесстыдно, непробудно» показан образ кающегося грешника, который становится на этот раз воплощением России. Произведение насыщено реалистичными, даже натуралистичными деталями («заплеванный пол», «И пса голодного от двери, Икнув, ногою отпихнуть», «переслюнить купоны»).

Почему же такая Россия все равно «всех краев дороже» лирическому герою? Погрязший  в греховной жизни человек приходит в храм и «горячим лбом» «тайком» прикасается к полу. Здесь присутствует явная аллюзия на образ кающегося грешника из притчи Христа в Евангелии, в которой говорится о том, что раскаявшийся грешник будет скорее оправдан Богом, чем уверенный в своей праведности гордый человек.

 

"Рожденные в года глухие»(1914)

 

В этом же году Блок создает стихотворение «Рожденные в года глухие», которое очень близко к ахматовской манере. Поэзия Блока вообще близка к стихам Ахматовой, если говорить именно о теме Родины, несмотря на то, что эти два автора принадлежали к разным литературным направлениям и кружкам. Но, как и Ахматова, Блок был больше жизни привязан к своей родной земле, отказавшись от эмиграции и оставшись в России после 1917 г. Этот подвиг бесстрашия и верности роднит двух авторов. Следующие строки Блока напоминают нам тематику (тема памяти) и трагический стиль «Реквиема» Ахматовой:

Рожденные в года глухие
Пути не помнят своего.
Мы — дети страшных лет России —
Забыть не в силах ничего.

В этом стихотворении Блок передает ужас перед бессмысленной бойней  — первой мировой войной, на которую посылало свой народ царское правительство России. Скорее всего, именно данное обстоятельство подтолкнуло Блока, как и большинство русских людей того времени,  поддержать идею решительного и бесповоротного свержения царя.

 

«Я не предал белое знамя» (1914)

 

В том же 1914 г. Блок пишет стихотворение «Я не предал белое знамя», в котором лирический герой встречается у валов с образом родины, которая «прошла ночными путями». Ночные пути и валы — это аллюзия на поезда, которые увозят на фронт добровольных участников Первой мировой войны. Такими добровольцами в 1914 г. были жена Блока Любовь, уехавшая как сестра милосердия, а также отчим поэта. Возникают образы «братской могилы», «щемящей песни солдатской». Поэту остается лишь надеяться на божественное спасение русских людей (как чужих, так и близких) на войне:

А вблизи — всё пусто и немо,
В смертном сне — враги и друзья.
И горит звезда Вифлеема
Так светло, как любовь моя.

Автор точно передает атмосферу войны, хотя сам побывает на фронте лишь годом позже. Но поэту необязателен непосредственно-личный опыт, ведь он воспринимает суть происходящего через общение с другими, через личное и интуитивное переживание всех происходящих с другими людьми событий. Он вживается в настроение людей, которые уже возвращаются с фронта, возможно, с ранениями: «И опять мы к тебе, Россия, Добрели из чужой земли».

Образ белого знамени возник у Блока еще в 1902 г.  в неоконченном стихотворении. То есть этот образ, возможно, изначально не связан с политической тематикой (красная и белая армия), ведь красный флаг появился в 1905 г., а Красная армия была создана лишь в 1918 г.  (Белая армия — в  1917). Поэтому белое знамя в момент создания стихотворения – это, вероятно, чисто духовный символ. Но с момента возникновения гражданской войны стихотворение приобретет иной, более политический смысл. В 1905 году 17 октября Блок несет красное знамя, присоединяясь к участникам революции на улицах Петербурга. Поэтому получается, что подсознательно в этом стихотворении Блок выражает свое неприятие красного знамени, символа Октября, хотя сознательно мыслит себя участником и помощником революции.

Этим стихотворением Блока завершался его сборник 1914 г. «Стихи о России», который открывался циклом «На поле Куликовом».

Это — далеко не все произведения поэта, в которых появляется тема Родины, но они позволяют проследить основные мотивы этой темы в творчестве поэта.

 

Слушать стихи Блока о Родине в исполнении В.Качалова, актера первой половины 20 века (на фото)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я согласен с политикой конфиденциальности и и с пользовательским соглашением