«Так, в жизни есть мгновения — их сложно передать…». Анализ стихотворения Тютчева

tak-vjizni-est-mgnovenia-analis-stihotvorenia-tutcheva

 

Произведение написано примерно в июле 1855 года (некоторыми исследователями считается, что оно связано со стихотворением «Пламя рдеет, пламя пышет…», которое датировано 10июля 1855 года).

 

Особенности жанра и тематика

Произведение по своей тематике относится к философской лирике. С самой первой строчки мы видим, что поэт разговаривает сам с собой о жизни. Он отвечает на какую-то свою идею, которая возникла у него, возможно, во время созерцания пейзажа, и продолжает ее развивать аргументом: «Так, в жизни есть мгновения — их сложно передать…».  Строчки, описывающие природу, лишь являются выражением философской идеи, поэтому мы бы не отнесли стихотворение к пейзажной лирике, хотя оно и содержит краткую картину природы. Стихотворение именно о жизни, об особенных, трудно передаваемых мгновениях, которые бывают в ней.

 

Проблематика и

лирический герой

Стихотворение – о минутах, которые представляют загадку и высшее отдохновение для лирического героя, поэтому оно перекликается по настроению с лермонтовским «В минуту жизни трудную…», в котором поэт-романтик в 1839 году делится секретом особого состояния души:

С души как бремя скатится,Сомненье далеко —И верится, и плачется,И так легко, легко…

Как и для Лермонтова в этих строчках, в произведении Тютчева идет речь о благодати, об ощущении святого умиротворяющего характера, когда «все пошлое и ложное ушло так далеко».

Есть в произведении и аллюзия на «Фауста» немецкого поэта Гете. Как известно, Тютчев долго жил в Германии, общался с самим Шеллингом, другом Гете, поэтому подобные аллюзии не удивительны. (Поэма «Фауст» была закончена в 1806 и издана в 1808 году). В этом знаменитом произведении Гете впервые звучат строки, ставшие с тех пор крылатыми: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!»

В стихотворении Тютчева самая первая строка упоминает те самые «мгновения», а в конце произведения звучит словно фаустовское восклицание: «О, время, погоди!»

К тому же, Тютчев мог, сознательно или нет, ассоциировать себя с Фаустом и по той причине, что соблазнил невинную Гретхен – то есть вступил в незаконный союз с молодой Денисьевой, любящей его так же преданно и самозабвенно, как бедная Гретхен любила Фауста и пострадала из-за встречи с ним...

Однако стихотворение, хотя и не лишено горестных аллюзий на встречу с дьяволом, все же о встрече с божественным.

Идет речь о «самозабвении земном» и о его «благодати». Здесь как раз нет места эгоизму Фауста и греховным желаниям земной души. В эти таинственные минуты поэт забывает про себя и свои жизненные перипетии и трудности. Божественное отдохновение дается ненадолго его измученной душе. Он сливается с Божьим творением, беседует с его созданиями, обретая высший язык, который обходится даже без слов:

Шумят верхи древесныеВысоко надо мной,И птицы лишь небесныеБеседуют со мной.


Здесь поэт упоминает ту мировую гармонию, которую воспевали и немецкие романтики, с творчеством которых Тютчев наверняка был знаком, живя в Германии во время расцвета романтизма. В Мюнхене Тютчев дружил с романтиком Гейне и публиковал свои переводы его стихов в России.

 

Композиция

Перед нами 16  строчек, не разделенных между собой на строфы. Это является оригинальной особенностью стихотворения: оно как наитие, как внезапный наплыв одной-единственной сильной эмоции. Да и начинается произведение необычно: с вводного слова, обозначающего аргумент, как будто является продолжением и объяснением какой-то недавно начатой мысли:

«Так, в жизни есть мгновения —…».

 

Средства выразительности

 

Синтаксические средства выразительности

 

Инверсия: верхи древесные, птицы небесные, обвеян я

Параллелизм и анафора: Все пошлое и ложное … — Все мило-невозможное

анафора: И любо мне, и сладко мне, И мир в моей груди (повтор союза и)

восклицательное обращение: «О, время, погоди!»

антитеза (пошлое далеко – все мило-невоможное близко):

Все пошлое и ложноеУшло так далеко,Все мило-невозможноеТак близко и легко.

 

Лексические средства выразительности

 

Олицетворение: обращение ко времени как к живому существу: «О, время, погоди!»

неологизм: все «мило-невозможное»

 

Стихосложение

 

Стихотворение написано трехстопным ямбом с перекрестной рифмой:

так в жиз // ни есть // мгно-ве// ния

их слож // но пе // ре-дать//

Короткая строка с двусложным размером словно дышит легкостью, что помогает передать смысл и настроение произведения.

 

Настроение

Несмотря на ощущение благодати, мы остро чувствуем в этом стихотворении кратковременность, мимолетность подобных мгновений.… Лирический герой обмолвился: «Дремотою обвеян я…». Все это лишь сладкий сон, таинственная и благодатная дремота, после которой наступит неумолимое пробуждение к реальности. И к сожалению, тогда все пошлое и ложное оказывается гораздо ближе, чем хотелось бы. В отчаянье восклицает герой: «О, время, погоди!». Мы прекрасно знаем, и лирический герой знает, что его восклицание напрасно -  время, к сожалению, не ждет, не останавливается... Мгновение не может стать вечностью. Именно поэтому стихотворение пронзает своей грустью и тоской, своей ностальгией по светлому и прекрасному.

 

 

 

 

слушать стихотворение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я согласен с политикой конфиденциальности и и с пользовательским соглашением