«Пламя рдеет, пламя пышет...» Анализ стихотворения Тютчева

 

plamia-rdeet-analiz-stihotvorenia-tutcheva

 

Стихотворение создано 10 июля 1885 года – в разгар летнего зноя – на даче, на которой Тютчев пребывал со своей гражданской женой Еленой Александровной Денисьевой.

Композиция

Произведение состоит из двух частей, каждая представляет собой восьмистишие.

Две строфы являются как бы зеркальными отражениями друг друга в смысловом отношении. То есть вторая строфа не вносит новое в сюжет, а лишь дополняет и усиливает деталями то, что уже сказано в первой строфе.

Причем по смыслу строки каждой строфы симметричны: в первых двух строках указывается на пожар, в следующих двух на противопоставленный им темный прохладный сад с другой стороны реки, в котором находится поэт.

В последних четырех стихах каждой строфы поэт признается, как хорошо ему здесь, с любимой женщиной, вдали от страшного огня.

Стихотворение в каждой строфе начинается именно с образа огня, причем не указано с самого начала, где же именно этот огонь. Поэтому создается яркое ощущение огня поблизости, огня непосредственно в переживании самого героя. Об этой интересной особенности стихотворения мы еще поговорим подробнее.

 

Особенности сюжета и проблематики

В стихотворении как минимум три плана (измерения смысла), в которых можно по-разному прочитать сюжет стихотворения. 

Первый план – буквальный смысл. Поэт, находясь в тени деревьев, наблюдает пожар за рекой, который в летнюю жару разгорается особенно быстро.

Второй  — метафорический смысл. Там, за рекой, то есть на другом берегу жизни – другое, законное семейство поэта. Оно не за буквальной рекой, а за рекой в переносном смысле, рекой – символом разлуки. Здесь поэт отдыхает с Еленой, но он знает, что у него есть другая семья, другая жизнь, и его законная супруга страдает от его измены; но главное – страдает его собственная совесть. «Сумрак тут, Там жар и крики». Это его собственная личная жизнь, которая скрывается в сумраке, на тайной, спрятанной от общества даче, и на другом берегу сознания — «крики» его собственной души, раздираемой на части между двумя женщинами, между страстью и верностью.

Третий план – образ любви к Елене Денисьевой. Ибо «жар и крики» создают также и довольно яркий образ той самой страсти, что объемлет жизнь лирического героя. Именно ее, эту неуемную, разгульную стихию он исподволь воспевает в этом стихотворении. И сколько бы ни скрывался он в тени деревьев (символ желания скрыться от самого себя и своих инстинктов), он не может уйти от этого пламени. Оно преследует его, он находится под его влиянием. Образ пламени на другой стороне реки здесь как параллелизм для чувственного образа любимой женщины, с которой он здесь находится:

 

Сумрак тут, там жар и крики,-Я брожу как бы во сне,-Лишь одно я живо чую:Ты со мной и вся во мне.

 

Таким образом, Елена Александровна – с одной стороны, спасение его от страха перед пожаром. С другой – она сама воплощает этот пожар. Она изображается как само пламя любви, которым упивается лирический герой: «Страстный говор твой ловлю…» Поэтому заключительные строки поэта  о том, что Денисьева спасает его от страха огня – не более чем самообман.

Слава богу, я с тобою,А с тобой мне как в раю.

Ведь несмотря на такое заключение, все стихотворение оставляет явное впечатление тревоги, ощущение подвижной и разрушительной динамики огня. Это докажет и сама жизнь поэта.

Много лет спустя,  на закате их любовной связи, Елена станет мрачной, раздражительной, не имея более сил терпеть свое положение гражданской жены. Ее страдания от двойной жизни Тютчева (жизни на две семьи) перевесили счастье их безумной, безрассудной любви, и бедная женщина сгорает от чахотки на руках у поэта.

 

Стихотворный размер

Произведение написано четырехстопным хореем с перекрестной рифмой и чередованием мужских и женских  рифм (последнее ударение то на последнем, то на предпоследнем слоге):

Пла-мя// рде-ет // пла-мя// пы-шет //
Иск-ры// брыз-жут // и ле// тят

 

В последних четырех строках каждой строфы наблюдается неточная рифма: крики – чую. Это подчеркивает присутствие определенного дисбаланса в душе, дисгармонии в общей атмосфере.

 

Сумрак тут, там жар и крики,-Я брожу как бы во сне,-Лишь одно я живо чую:Ты со мной и вся во мне.

Во второй строфе с зеркальной точностью повторяется эта же особенность: неточная рифма именно первой и третьей строк (обвеян – с тобою)

Я, дыханьем их обвеян,Страстный говор твой ловлю…Слава богу, я с тобою,А с тобой мне как в раю.

Кстати, рифма второй и четвертой строк также не является очень точной, это небогатая рифма: во сне – во мне, ловлю – в раю. Все это исподволь создает у нас ощущение хаоса и беспокойства, царящего в душе лирического героя.

И поэтому сколько бы ни старался герой убедить себя, что «в покое нерушимом Листья веют и шуршат», образ агрессивного огня, пожара явно перевешивает в стихотворении.

 

Особенности жанра и тематики

Стихотворение – яркий образец любовной лирики. Произведение, как часто бывает в любовных стихотворениях, выглядит как непосредственное обращение к любимой. В этом обращении поэт выражает свое восхищение ее преданной любовью: «Ты со мной и вся во мне…».

 

Средства выразительности

Синтаксические средства

Грамматический параллелизм и анафора : Пламя рдеет, пламя пышет

Антитеза представлена в больших количествах, как уже было сказано, в первых четырех строках каждой строфы: Сумрак тут, там жар и крики

Повтор лексем (повторяется одно и то же слово в разных падежах): «Ты со мной и вся во мне», «Треск за треском, дым за дымом».

Повтор слов: Слава богу, я с тобою, А с тобой мне как в раю.

Инверсия в грамматической основе: «Я, дыханьем их обвеян, Страстный говор твой ловлю…»

 

Лексические средства

Сравнение : Я брожу как бы во сне

Метафора: Искры брызжут

Эпитеты: покой нерушимый, трубы голые

Олицетворение: сад «прохладой дышит»

 

Лирический герой

Лирический герой живо воспринимает впечатления от пожара, и они о многом ему говорят: они рассказывают ему и о его собственной жизни, и о его страстной возлюбленной. Пожар ярок и фееричен, настолько, что поэту кажется, будто это сон, а не реальность:

 

Я брожу как бы во сне,-Лишь одно я живо чую:Ты со мной и вся во мне.

 

Но сравнение своей прогулки со сном – это еще и метафора своей жизни. У лирического героя чувство, что он не руководит собственной жизнью, он словно «во сне». Страстная, опасная стихия бушует в его жизни, и ему кажется, что он спасается от нее в объятиях у своей возлюбленной. Но это всего лишь сон -  одурманивающий и обманчивый... Ведь не зря во второй строфе показан разрушительный результат работы огня:

Треск за треском, дым за дымом,Трубы голые торчат…

Опустошение и в его личной жизни грядет неминуемо, это не может не предчувствовать подсознательно поэт...

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я согласен с политикой конфиденциальности и и с пользовательским соглашением